Всё, что вы хотите знать о книге Павла Санаева
«Похороните меня за плинтусом»
Похороните меня за плинтусом

Подборка интервью об экранизации книги

"Комсомольская правда"

- Ваша повесть "Похороните меня за плинтусом" уже несколько лет держится в списке бестселлеров. А 3 декабря на экраны выходит фильм Сергея Снежкина с одноименным названием. Почему собственную повесть не экранизировали вы сами?
- Я хотел снимать "Похороните меня за плинтусом", написал сценарий и передал его студии "Глобус". Но когда пришло время запуска, я понял, что мне до ужаса неинтересно второй раз пересказывать уже рассказанную однажды историю. Я просто не смогу рассказать ее хорошо, потому что у меня нет на это драйва. И когда наступил момент выбора - или-или, я выбрал "На игре". Непростой был момент, но сейчас я нисколько не жалею об этом, кто бы что ни говорил. Как бы не оценили фильм "На Игре" зрители и критики, для меня это был колоссальный режиссерский опыт.

- И как вам фильм Снежкина?
- Ну… Это, конечно, совсем не то, про что я написал повесть. Из нее сделали какую-то чернуху, в которой бабушка ненавидит внука и всячески сживает его со свету. Читавшим "Похороните меня за плинтусом" людям не надо объяснять, что в повести это совсем не так. Бабушка там все-таки личность многогранная, а прекрасная актриса Светлана Крючкова, к сожалению, играет ее на одной ноте - давит и давит. Лично мне хотелось бы, чтобы фильм снимал Андрей Прошкин (режиссер "Солдатского Декамерона" и "Миннесоты"), либо Лариса Садилова (режиссер фильма "Ничего личного"). И чтобы картина была ближе к тому сценарию, который я изначально писал. Прочитать его можно на сайте книги plintusbook.ru (здесь). Но ирония судьбы! Когда Андрей Прошкин три года подряд просил меня дать ему повесть для экранизации, я держал ее для себя. А когда я сам позвал его - он был уже занят другим фильмом.

- То есть если фильм будет успешным и популярным, вас это не обрадует?
- Отчего же? Даже если эта картина мне не нравится, это не поделка какая-нибудь, а серьезная профессиональная работа. И чем больше людей посмотрят это кино, тем больше заинтересуются книгой. Будут обсуждать, сравнивать.

***

"Российская газета"

Я слышала, что фильм Сергея Снежкина по вашей книге "Похороните меня за плинтусом" вам не понравился?
Не очень. У меня есть к картине конкретные претензии. Во-первых, бабушка в книге - более многогранный персонаж. Она - символ уродливой, но любви. Мы должны увидеть, как бабушка любит. И в книге есть сцены, где она лечит мальчика во время болезни, где она его совершенно искренне называет "котик", "любонька", обращается "дай я тебе ноженьки вытру", "кашки поешь", и говорит соседке теплые слова про него. И в этот момент она его действительно любит. Потом ее переклинивает, она начинает его контролировать и тиранить. Это и есть проблема. В фильме мы видим только тиранию. Причем, на одной ноте. Бабушка там реальный монстр. Любви у нее нет ни грамма, она - чудовище без других граней.
Дальше. В книге бабушка умирала оттого, что мальчика забрали. Был ее монолог под дверью со словами: "Оставь его, путь будет воздух мне". И мы не могли ее в тот момент не простить за все, что она сделала до этого. И окончательно она все искупала своей смертью, потому что забрали мальчика, забрали воздух, забрали возможность любить. В фильме она просто начала бегать вокруг стола, ее хватил удар, она умерла.
В книге был персонаж Толя - человек мудрый, сильный, пусть неустроенный, но он пытался как-то исправить семейную ситуацию, вмешаться в нее. В фильме - абсолютно замухрыжный персонаж. Непонятно что с ним делает эта красивая женщина, которую играет Шукшина. Получается: привела абсолютного забулдыгу, и я понимаю родителей, которые недовольны. Я бы тоже был недоволен, если бы моя красивая дочь такого привела.
И четвертый пункт. В конце книги мальчик обретал счастье жизни с матерью - проходило воссоединение. А в фильме выходит так, что главное для него - возьми у бабушки 25 рублей спрятанные там-то.
Мне такие вольности с книгой не очень понятны. Я могу понять какие-то авторские режиссерские отступления, когда они продиктованы желанием что-то привнести. В питерском спектакле (постановка "Балтийского дома") есть свои вольности, там, извините, мальчика вообще играет взрослый мужчина. Но там сохранен дух книги и там бабушка, которую играет Эра Зиганшина - вот этот тот образ, который был написан. Заметьте, я сейчас не говорю - вот та бабушка, которая похожа на мою. Я говорю - тот образ, который был написан в книге. Бабушка в красноярском спектакле (постановка Красноярского драматического театра имени А.С.Пушкина) - эта та, которая была написана в книге. И там есть сцена их разговора с матерью, сделанная настолько точно актерски и режиссерски, как если бы я сам это снимал. Я бы точнее сделать не мог.

***

Дневник Кинотавра

- Павел, я знаю, вы писали сценарий к этой картине. Этого сценария придерживались создатели фильма "Похороните меня за плинтусом"?
- Сценарий, который написал я, по разным причинам не смогли реализовать. По финансовым, по срокам, потому что сценарий охватывал достаточно большой период… Там были зима, весна, лето, то есть три сезона; предполагалась компьютерная графика. Например, когда ребенок играет в свои игрушки - в железную дорогу, солдатиков, - они оживают при помощи компьютерной графики, и он видит маму в вагоне своего игрушечного поезда. Потом вся эта история была по сценарию привязана к 80-му году, в который произошла не только Олимпиада, но и еще очень много знаковых событий - это смерть Высоцкого, смерть Джона Леннона. Дедушка, который крутит старую спидолу, слушая голос Америки, узнает об этом, и мы слышим эти песни, слышим эту музыку, слышим из телевизора песню из олимпиады, которую мы знаем - "будет в небесах жарко, сложат о героях песни". Была сцена, когда бабушка с мальчиком смотрят закрытие Олимпиады, и улетает этот медведь. И, самое главное, что в сценарии, который мной был написан, был совершенно другой финал, поскольку в книге эта точка "хоронили бабушку" визуально очень сильно выстреливает: мы понимаем, что бабушка искупила своей смертью все то, что она делала. Но в фильме мне все-таки хотелось, чтобы был другой финал, более светлый.
Поэтому в моем сценарии есть такой нюанс: когда бабушка пугает все время мальчика адом и говорит, что в аду его будут черви заживо есть, а он не сможет их отогнать, он в ужасе всего этого боится. И он у нее спрашивает: "хорошо, а что такое рай тогда?". И она, отмахнувшись от него, нарезая какую-то там морковку, выглядывает в окно, видит, что там ребята качают на качелях кого-то из приятелей. И говорит: "тебя ангелы будут на качелях качать". И когда в финале бабушку опускают в могилу и мальчик смотрит вдаль, его взгляд как бы проходит через облака и мы видим образ, как бабушку качают на качелях ангелы. Через это видим ее искупление. Вот такая была история.

- Вы смотрели фильм? Прокомментируете?
- Ну, во-первых, Толя у меня в сценарии был не алкоголик, который ни на что не годен, а действительно талантливый человек, который бьется и не может пробиться, и который во всем этом паноптикуме - самая вменяемая сила. И второе, что самое главное - и книга, и мой сценарий все-таки были о любви. О том, что люди любят друг друга, но так как каждый сам в себе накопил из-за своей прошлой жизни какое-то количество неровностей и неправильностей - они все превратились в такие кривые зеркала, которые прямое кривят. Вот о чем была книга и сценарий. Мы в итоге историю, где никто никого не любит, где все чудовищные, плохие люди, включая дедушку, маму и самого мальчика, чего в сценарии не было. В фильме Толя - забулдыга, с которым вообще непонятно что делает эта прекрасная женщина и который предлагает матери бросить ее собственного ребенка. Мальчик вместо того чтобы испытать наконец счастье сближения с мамой думает на похоронах бабушки, как достать деньги из бабушкиной заначки. Вот что получилось в итоге - все плюсы поменялись на минусы. Поэтому я бы сказал, что эта картина не имеет к книге практически никакого отношения, поэтому там нет моего имени в титрах, только "по мотивам книги". Но я бы не сказал однозначно, что картина плохая, потому что я знаю, что многим она нравится, многие ее смотрели и относятся к ней положительно, считают ее сильной, пронзительной. Но если говорить именно о моей оценке, то мне бы хотелось, чтобы все это выглядело по-другому, и было бы реализовано на другом уровне и техническом, и на уровне истории. Когда мы в свое время обсуждали с оператором как можно сделать эту историю, то брали в качестве ориентиров "Амели" и "Жизнь прекрасна". В итоге ни "Амели", ни "Жизнь прекрасна" нет близко.

- Почему же Вы сами не сняли этот фильм?
- Так получилось, что меня позвали на другой проект, который стал мне интересен. Я думал эти два проекта совместить, но в итоге они наложились один на другой, и пришлось выбирать. И вот в этот момент я почувствовал, что делать историю, которую я уже один раз рассказал, мне не так интересно. Я интуитивно почувствовал, что надо выбирать проект "На игре", а вот с этой историей будь что будет. У меня есть 2 примера, когда абсолютно без моего участия люди в театре поставили спектакль по моей повести - на сцене Балтийского дома и на сцене Красноярского театра. Я видел эти постановки, и в обоих случаях есть моменты, которые поставлены и сыграны точнейшим образом, я надеялся, что и с экранизацией будет все в порядке. Но в фильме в итоге сама суть истории переиначена.

- Каким образом?
- Понимаете, история была о неправоте всех правых и правоте всех неправых. В картине этого нет совсем. Линия бабушки сделана в одну ноту. Она в основном кричит, давит, всех грузит и в ней как-то не видно никаких полутонов. И в спектаклях, и в повести бабушка умирала, когда у нее забирали единственную любовь, внука, то, чем она жила. В фильме она умирает от инфаркта или инсульта, просто бегая вокруг стола, вырывая этого мальчика у матери. В фильме ни любви нет, ни жалости, потому что мне эту бабушку в итоге не жалко. По фильму. Ну - умерла и умерла. Хотя, есть, я знаю, люди плакали и переживали.

- Я знаю, создатели картины говорят о том, что не последнюю роль в психологии героев играет советская действительность, вот эти пыльные квартиры, безысходность…
- А я считаю, что эта история абсолютно вечная, потому что и сегодня есть огромное количество таких бабушек. Вы знаете, смешно, когда сегодня художники продолжают бороться с совком. Они сегодня продолжают воевать с ветряными мельницами 20-летней давности. В ситуации с бабушкой и в ситуации с этой семьей - это не от совка, это от неумения любить, не подчиняя себе другого человека. И эта история тоже на самом деле была про победу, про то что любовь в этой истории победила, что мальчик все-таки из этого вырвался, что мама его забрала. Да, была принесена жертва-бабушка, которая своей смертью все искупила. Но в итоге разум и любовь победили. И мальчик говорит, что наконец-то счастье стало жизнью. И единственное, что ему мешало это окончательно признать - это то, что он предавал мать, пока жил с бабушкой. И он в финале просит прощения за то свое предательство, свидетелем которого мама не была. И вот об этом эта история, а не о том, что, вот, мама, возьми у бабушки деньги из книги.

- Как вам актерские работы?
- Актерские работы не могли быть плохими, потому что не могут хорошие, замечательные актеры, такие как Алексей Петренко или Светлана Крючкова, плохо сыграть. Другой вопрос, местами были неточности, но это вопрос к режиссеру. Например сцена с мышонком. На самом деле, когда бабушка видит перебитого мышонка, ей в этот момент должно быть его искренне, до разрыва сердца жалко. А в фильме это просто еще один повод попилить дедушке мозги. То есть, там нет искренней боли бабушки, которая за счет своей болезни - как обнаженный нерв и отсюда все у нее происходит. Ей сегодня мышонка до боли жалко, завтра - ребенка. Вот как должно быть! А мы видим только монстра. Образ Толи мне вообще непонятен. Дочь которая показывает отцу грудь - нонсенс. Хорошо, на мой взгляд, сделан только монолог бабушки о своей жизни.

- Ну, а образ мамы?
- У меня опять же вопрос. "Муковисцидоз" - нечто совершенно непонятное, страшное, пугающее, какая-то чуть ли не смертельная болезнь. Вот представьте, что вы узнали, что у вашего сына сию секунду обнаружилось что-то страшное - вы будете танцевать? В зимнем кафе с выпившим своим сожителем. Это все так же нарочно, как придумка, что мальчик с клизмой побежал на улицу и обделался. С клизмой нельзя убежать никуда. Если ее поставили, то она через секунду извергается обратно. Это факт. И такие нарочные придумки в сочетании с переменой знаков плюс на знак минус дают в итоге фильм, не имеющий почти никакого отношения к книге. И самое неприятное: книга на сто шагов ушла от реальной истории семьи Санаевых. Фильм на тысячу шагов ушел от книги. Разница с реальностью тысяча сто шагов, но некоторые зрители смотрят фильм и говорят - вот, посмотрите, народный артист Санаев жил именно так. Быков писал ему на машину. Вот это огорчает меня в фильме больше всего.