Всё, что вы хотите знать о книге Павла Санаева
«Похороните меня за плинтусом»
Похороните меня за плинтусом

Отзывы

Оставьте ваш отзыв
@
Оставьте адрес электронной почты, если ожидаете ответ, но не публичного (например, деловое предложение).

Change the CAPTCHA code
всего отзывов: 564

Юлия | Владимир | 19.01.2008 0:00

Здравствуйте, Павел!
В первый раз в жизни использую интернет для того, чтобы выразить слова благодарности. Огромное Вам спасибо за книгу "Похороните меня за плинтусом". Давно не приходилось так искренне смеяться и плакать одновременно. Но это было как раз то, чего очень не хватало в жизни.
Вроде бы мое детство проходило позже, в другое время и уже в другой стране, но на страницах повести я нашла столько своих детских мыслей, ощущений и переживаний, будто сама вернулась в прошлое.
Я всегда завидовала тем, кто жил в начале 20 века, в 60-ые годы. Мне всегда казалось, что у них была интересная и талантливая литература, а у нас ее нет, я обвиняла во всем время, в котором мы живем. А благодаря Вашей повести я вдруг поняла, что держу в руках книгу современника и ставлю ее в один ряд с любимыми классиками. Спасибо Вам за это!

Ирина | Нижний Новгород | 18.01.2008 0:00

Я читала автобиографическую повесть о детстве не так, как прочие - мне имя автора ни о чем не говорило. Уже прочитав, в 2 часа ночи полезла узнавать, кто этот Павел Санаев. Узнала.

При отсутствии, к примеру, физического насилия или других реальных ужасов, эту написанную с юмором семейную повесть из жизни обеспеченной творческой элиты 70-х – читать страшно, как рассказы Шаламова. Это всего-навсего детство, которым руководит бабушка, в котором у ребенка практически отнята мать, а сам он подвергается тотальной заботе и тотальному унижению достоинства. Впрочем, постоянно унижается достоинство и мужа бабушки (прототип – актер Всеволод Санаев), и дочери, матери рассказчика (протитип – Елена Санаева).

Бабушка, вроде бы, психически больна. По крайней мере, параноидально подозрительна, возводит на всех чудовищные обвинения: к примеру, новый муж дочери (прототип – Ролан Быков), называемый "карлик-кровопийца", хочет убить жену, завладеть квартирой, убить ребенка… если того отдадут матери…

Но страшно не это, а то, что трое нормальных людей находятся у ненормального в духовном рабстве. В первую очередь "дед", то есть муж бабки, знаменитый человек, актер, который полностью ее содержит всю жизнь и выполняет все приказы. Он видит ситуацию глазами жены, помогает разлучать внука с его матерью, сам в течение 40 лет не смеет освободиться - одновременно мечтая о самоубийстве... Но и дочь, в течение 8 лет безумно боящаяся вернуть себе ребенка, почти поверившая, что мать позаботится о нем лучше, чем она… О мальчике, принявшем для себя, что это и есть жизнь, и говорить нечего. В общем, другой вариант "Села Степанчикова", пострашнее. И лишь отчим (Быков), человек со стороны, лишенный магического страха\чувства вины, спасает мальчика.

В упреках и оскорблениях, которыми осыпает бабушка окружающих, многие читатели слышат что-то знакомое, родительское, только невероятно "сконцентрированное", плачут, обещают изменить собственное обращение с детьми…

Но для меня речь не только и не столько о семье и неправильном воспитании, сколько о природе и загадках власти. И загадки эти не в том, кто властвует, а в том, над кем властвуют. То есть в нас с вами. А параноидальность, склонность к чудовищным обвинениям, патологическое неприятие личного выбора подвластных людей, собственная физическая несостоятельность и зависимость – когда эти качества мешали человеку быть лидером не то что семьи – полумира? За примерами ходить не в этой стране…

А причина быть властителем-параноиком… О ней в конце сама бабушка говорит открытым текстом. Она - в такой естественной, позитивной потребности – дикой потребности – знать, что тебя любят. И в абсолютном неверии, что тебя можно любить. Вот так. В любви. Плюс особенности темперамента.

Екатерина | Москва | 27.11.2007 0:00

Очень талантливо написанная книга, с редким чувством юмора. Огромная благодарность автору. Очень жаль, что некоторые люди не хотят понять, что история достаточно личная и, не учитывая, что действующие лица люди публичные, позволяют себе достаточно грубые высказывания о них. (Я имею в виду не только людей здравствующих, но и ушедших из этого мира). По-моему, это не этично. Не представляю, как должна была реагировать на эту повесть Елена Санаева. Хотелось бы знать, будут ли опубликованы еще какие-нибудь произведения Павла? Кто-нибудь может поделиться информацией? Спасибо

Галина | Саратов | 07.08.2007 0:00

Уважаемый Павел! Весь вчерашний день был отдан мной Вашей повести, о которой, к сожалению, узнала совсем недавно. К сожалению для меня и, вероятнее, к еще большему сожалению для моего ребенка, в котором, к стыду и ужасу своему вдруг угадала черты залеченного гомеопатами Саши! Не буду оригинальной в своем мнении на счет Вашего несомненного таланта, сумевшего вытеснить из моего обыденного существования все привычные смыслы и заставить меня «взяться за перо», забросив все неотложные дела. Тот интимный тон, который был избран Вами для диалога с читателем, рождает естественный порыв незамедлительно лично откликнуться на Ваше творчество и поделиться своими впечатлениями от прочитанного.
Шизофреническая амбивалентность... Пожалуй, именно таково наиболее подходящее определение для моих ощущений. С одной стороны, налицо подлинное «удовольствие от текста» – благодаря безусловному драйву, виртуозной технике письма, блестящему стилю, мастерски используемым приемам воссоздания повседневной реальности, мира детства с тотально присутствующими в нем (а потому эйфорично узнаваемыми почти каждым читателем): рыбными мякишами, рефлекторами в ванной комнате и ошибками в школьных тетрадях, вычищаемыми лезвием бритвы... Тут что ни образ, то метафора – атрибут высокого стиля и раздолье для литературных гурманов и восторженных критиков.
А, с другой стороны, не могу отделаться от ощущения негатива, исходящего от жанровых издержек автобиографического дискурса, привносящих сбой в «правильное» с точки зрения обыденного сознания прочитывание и распознавание повествования и уводящих читателя в сферу этически-метафизических дилемм. Главный персонаж почему-то полностью отождествляется у меня с Вами, что ведет к смешению «правды об авторе» и художественного вымысла, а также к неуловимому ускользанию предмета анализа и оценки. Личностная история Санаева-автора проникает в ткань текста, утяжеляя произведение смысловыми обертонами, рождая помимо естественного в данной ситуации чувства жалости к мальчику все нарастающее «неправильное» желание «захлопнуться» для восприятия и диагностировать у него (а, вернее, у автора) симптомы психопатологи. К примеру, эксгибиционизм, «душевный стриптизм», непроработанный Эдипов комплекс (на обложке книги - знаковое посвящение не Елене Санаевой, а Ролану Быкову, эмоционально так контрастирующее с прототипами женских персонажей – инфернально-параноидной бабушки и инфантильно-абуличной матери). Быть может, это следствие того, что анализируемый предмет в моем сознании перетекает из сферы литературной критики в область психоаналитики, а, вернее, психиатрии? Пожалуй, мое естественное стремление стигматизировать автора – не что иное, как смысловая подпорка, которая позволяет не впасть в соблазн упрекнуть Вас в маргинальности, в отрыве от патриархатный семейных ценностей почитания старших, так же, как и Вы, имеющих право на психиатрический диагноз, черт возьми! Этот исполняемый Вами танец Саломеи, духовное обнажение перед всем миром – Поступок или предательство рода, близких, тема которого рефреном звучит в повести? Публичные люди, бывшие кумирами для миллионов, и вдруг узнаешь про них ТАКОЕ от родного внука и сына, променявшего кайф от дионисийского танца семи покрывал на голову родной бабки?
А был ли мальчик? А, может, эта повесть – мистификация? Провокация? Не могу не согласиться с высказанным на одном из сайтов мнением, что книга много выиграла бы, если бы автор публиковался под псевдонимом.
Ради чистоты социально- конструктивистского эксперимента.
Спасибо за интеллектуальный деликатес! Желаю творческих успехов!
С уважением
Галина, г. Саратов.

Ольга | Москва | 25.07.2007 0:00

Павел. Прочитала Вашу книгу, столкнулась с ней совершенно случайно только неделю назад, и, честно говоря, раньше ничего о ней не слышала.
Но должна сказать, что она меня потрясла до глубины души. Конечно, я понимаю, что-то Вы изменили, что-то приукрасили, но меня потрясло не изложение событий, а именно манера рассказа. Стиль. Я верю, искренне верю, что это восприятие ребенка! Маленького ребенка. Чудная вещь! Я не смеялась. И не очень понимаю, чему смеялись другие. Мне книга показалась трагичной, хотя и полной оптимизма.
У меня только один вопрос: как удалось Вам и Вашей маме остаться при этом нормальными людьми? Не испытываете комплексов по этому поводу? Или это было слишком давно?
Спасибо!
С уважением,
Ольга.

Татьяна | Москва | 24.07.2007 0:00

Уважаемый Павел, спасибо Вам за книгу и за приятные воспоминания детства. Книга хорошая, оставляет след в душе, заставляет задуматься. Задуматься не единожды, быстро прочитав и навеки убрав книгу на полку, она возвращает к себе вновь и вновь, заставляя анализировать и сопереживать.
Так получилось, что мы с Вами были немного знакомы в детстве (примерно в пятилетнем возрасте, может чуть старше). Совсем короткий промежуток времени – одну две недели. Вы много помните детей, мелькавших в Вашем детстве? Наверняка немного, впрочем, как и я. Но Вы, Павел, будучи пятилетним мальчиком, оставили в моей памяти неизгладимый след (в хорошем смысле этого слова). Это был ураган, сносящий все на своем пути, хулиган, заводила и лидер, каких поискать. Совсем не похожий на героя книги. И никто из взрослых, ни мама, ни отчим, ни дедушка (бабушку, к сожалению, помню меньше всего) не могли совладать с этим маленьким ураганом. И при этом у урагана было нежное сердце. Хулиган-поэт, романтик и «джентельмен» по отношению ко мне – к пятилетней девочке. Я не была лишена внимания в своей жизни, но обращение ко мне пятилетнего мальчика: «Хризантема моей души!» помню до сих пор.
Покупая Вашу книгу, мне очень хотелось увидеть в ней того мальчика из моего детства, но … Видимо в книгу попали «нитки из других клубков распущенных вязанных шапочек». Получается так, что Ваше произведение, Ваш новый свитер, как Вы пишете, так хорош, что заслужил признание огромного количества людей… Но помните, пожалуйста, что старая добрая вязанная шапочка, тоже кого-то согрела в этой жизни.
Спасибо за Вашу незаурядность.

Елена | Трехгорный | 19.07.2007 0:00

Дорогой Павел, с удовольствием прочитала вашу повесть. После прочитанного ничего другого не могла читать несколько дней. Страдала невозможно. Скучала. Сына , в свое время, хотела назвать только Ролан, но!!! увы. Влияние бабушки (не хватило характера). Уважаю вас безгранично. Книгу купила недавно в Питере в Доме Книги, проездом. Знала о ней давно, читала в караване истории. С удовольствием бы пообщалась с вами. Елену Санаеву как актриссу уважаю, думаю что могли бы с ней быть хорошими подругами. Как жаль, что она так мало снималась!!!!! Пожалуйста посоветуйте что еще можно почитать из вашего творчества и вашей замечательной матери. С уважением, поклонница вашего таланта.

марта | 30.07.2007 0:00

Про книгу уже много сказано, да, Стивен Кинг может отдыхать. Отзывы меня поразили не меньше. Сколько людей признались, что узнали в Сашиной бабушке своих мам, бабушек, дедушек, самих себя. Себя, себя!!! Ну как оборвать, нет, не "ниточку любви", это то мы как раз умеем, а страшную толстую цепь эгоизма, злости, лицемерия .... От бабушек-мам убежим когда вырастем, от себя убежать как? Сколько раз обещала себе, что не буду на маленькую дочку кричать, не буду такой как моя мама.... В нужный момент я вашу книжку прочитала, Павлик. У меня ещё есть чуть-чуть времени. Если получится быть немного лучше, значит и у моей дочки появится шанс стать нормальной мамой потом. Спасибо, Павел Санаев.

Julia | Москва | 20.06.2007 0:00

Павел, спасибо вам за книгу. Она про нас - детей-семидесятников. Не согласна с теми, ко во всем винит бабушку. Ей досталась тяжелейшая судьба, усугубленная равнодушием и бездействием мужа. Она здесь жертва. И не надо искать правых и виноватых. В россии традиционны семейные отношения - сильная женщина-слабый, пьющий мужик. А ребенок благодаря выпавшим на его долю испытаниям стал только духом крепче.

Вероничка | Санкт-Петербург | 30.06.2007 0:00

Павел, спасибо вам!!! Ваша книга стала темой моего реферата по литературе на выпускном экзамене. Мне было очень приятно работать над повестью, так как я испытывала и испытываю по сей день к ней неподдельный интерес. Еще раз вас благодарю!!!