Всё, что вы хотите знать о книге Павла Санаева
«Похороните меня за плинтусом»
Похороните меня за плинтусом

Сценарий экранизации

стр. 22 из 22
    МАМА подходит к двери и нерешительно берется за ручку замка. Перед глазами у нее пролетают мимолетные видения: летит в стену бутылка "Боржоми", заносится над ее головой деревянный фокстерьер. Рука МАМЫ опускается - замок остается закрытым. Бушуют красные волны.
 
БАБУШКА
Пусти, Оленька, что ж я, выть должна?Обещаю, что он у тебя останется, дай только взглянуть на него еще раз. Тебе слезы мои приятны, да? Отплатить хочешь? Ну, прости меня. Больная мать у тебя, что ж, топтать ее за это? Топтать каждый может, а ты прости. Покажи, что величие есть в тебе. Боишься, опять кричать начну? Не буду... Простишь, буду знать, что недостойна голос на тебя повысить. Ноги тебе целовать буду за такое прощение! Грязная дверь у тебя какая... Слезами своими умою ее. Весь порог оботру губами своими, если буду знать, что тут доченька живет, которая матери своей все грехи простила. Буду спокойна, что ребенок достоин такой матери, уйду с миром. Открой! Слышишь меня? Ах, сволочь, ничего слышать не хочешь!
 
    БАБУШКА снова начинает колотить в дверь ногами, доходя постепенно до исступления.
 
БАБУШКА
Оля, Оленька... Открой дверь! Что ж ты душу мою заперла от меня?! Открой, сволочь, не убивай! Будь ты проклята! Чтоб ты ничего не видела, кроме горя черного! Чтоб тебя все предали, на всю жизнь оставшуюся одну оставили! Закрыла, чтоб тебя плитой закрыли могильной! Проклинаю тебя! Проклинаю и буду проклинать! Змеей вьюсь, чтоб ты дверь эту открыла, так ты ж ею сердце перещемила мне!
 
    Огромные красные волны обрушиваются не берег. БАБУШКА колотит дверь.
 
БАБУШКА
Не надо мне прощения твоего, сволочь, но боль мою пойми! Пойми, что лучше б мне в детстве умереть, чем всю жизнь без любви прожить. Всю жизнь другим себя отдавала, заслужить надеялась! Сама любила как исступленная, от меня как от чумной бежали, плевками отплевывались! Думаешь, не вижу, кого из нас Саша любит? Хоть бы раз взглянул на меня, как на тебя смотрит. Хоть бы раз меня так обнял. Не будет мне такого, не суждено! А как смириться с этим, когда сама его люблю до обморока! Он скажет "бабонька", у меня в груди обрывается. Хрипы ему от порошка моего отпустит, он посмотрит с облегчением, а я рада за любовь принять это. Пусть так, другого все равно не будет. Пойми, что всей жизни голод за шаг до смерти коркой давлюсь-утоляю! Так ты и этот кусок черствый отбираешь! Будь ты проклята за это! Оля... Оленька! Отдай мне его! Я умру, все равно он к тебе вернется. А пока будешь приходить к нему сколько хочешь. Кричать буду - внимания не обращай. Проклинать буду - ну потерпи мать сумасшедшую, пока жива. Она сама уйдет, не гони ее в могилу раньше срока. Он последняя любовь моя, задыхаюсь без него. Уродлива я в этой любви, но какая ни есть, а пусть поживу еще. Пусть еще будет воздух мне. Пусть еще взглянет он на меня разок с облегчением, может, "бабонька" еще скажет... Открой мне. Пусти к нему...
 
    По лицу МАМЫ текут слезы. Она берется за ручку замка и поворачивает ее. Дверь распахивается. Разъяренная БАБУШКА врывается в прихожую, протягивает вперед руки, чтобы схватить МАМУ за горло, но в следующую секунду оказывается выброшенной из квартиры за шиворот крепкой мужской рукой - вовремя подоспел ТОЛЯ.
 
ТОЛЯ
Нина Антоновна, простите, что грубо, но с вами, по-другому нельзя. Саша остается с нами, это решено, а вас Семен Михайлович ждет. Что вы с нами делаете? Меня выманиваете, как мальчика, его дверь ломать просите.
 
БАБУШКА
Сговорились! Сговорились с предателем!Знала, что до конца предаст! Будьте вы все прокляты! Чтоб вам вся любовь, какая в мире есть, досталась и чтоб вы ее потеряли, как у меня отняли! Чтоб вам за этот день вся жизнь из таких дней состояла! Будьте прокляты! Навеки прокляты будьте! Будьте прокляты...
 
    Продолжая кричать и плакать, БАБУШКА уезжает вниз на лифте. ТОЛЯ заходит в квартиру и закрывает дверь.
 
71. ИНТ. НОЧЬ. КВАРТИРА МАМЫ.
    ТОЛЯ спит на полу на кухне, постелив на пол старый матрас и накрывшись пледом. МАМА лежит на диване рядом с САШЕЙ и гладит его по голове.
 
    Сине-бирюзовые волны спокойного моря безмятежно накатываются на песчаный пляж.
 
МАМА
Как тебе, сыночка, лучше?
 
САША
Лучше. Погладь меня еще.Ты меня, правда, не отдашь бабушке?
 
МАМА
Конечно, нет. Мы с дядей Толей решили, что ты будешь жить с нами.
 
САША
А ты обиделась, когда я сказал, что хочу жить с бабушкой?
 
МАМА
Что ты! Я же понимаю, что ты это сказал, чтобы мы не ругались.
 
САША
Нет, я сказал, потому что ты бы все равно ушла, а я остался. Я так думал. Прости меня...
 
МАМА
Что ты говоришь, сыночек? Я и не думаю обижаться.
 
    САША обнимает МАМУ и плачет.
 
САША
Прости меня, мама, пожалуйста, прости.Ты простишь меня?
 
МАМА
Конечно, я тебя прощу.За все - за все прощу.
 
    САША обнимает МАМУ и закашливается. За окном проезжает автомобиль, и свет фар отбрасывает на потолок тень в виде креста. САША прижимается к МАМЕ изо всех сил.
 
САША
Мама... Пообещай мне одну вещь.
 
МАМА
Какую, сынок?
 
САША
Пообещай, что, если я все-таки умру, ты похоронишь меня дома за плинтусом.
 
МАМА
Что ты говоришь?
 
САША
Похорони меня за плинтусом в своей комнате. Я хочу всегда тебя видеть. Я боюсь кладбища! Ты обещаешь?
 
    Но МАМА не отвечает и только, прижимая САШУ к себе, плачет. За окном идет снег.
 
72. НАТ. ДЕНЬ. КЛАДБИЩЕ.
    Снег падает на кресты старого кладбища. Могильщики привычно валят лопатами землю, и, казавшаяся такой глубокой яма, зарастает на удивление быстро. Плачет МАМА. Плачет ДЕДУШКА. Испугано жмется к маме САША. Снежинки падают на траурный портрет БАБУШКИ и не таят. САША смотрит на бабушкин портрет, плачет и поднимает взгляд к пасмурному небу. И в серой мгле он видит отчетливое видение: два белокрылых ангела качают БАБУШКУ на серебристых качелях.
стр. 22 из 22